Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

blast

Верхний пост про важное.

Я - бывший журналист.
Я люблю Великобританию, английский язык и делаю странные украшения из полимерной глины.
В этом ЖЖ я пишу об английском языке, Соединенном Королевстве и - немного - о своих поездках и путешествиях, любимом современном искусстве, книгах, которые меня поразили и иногда, чуть-чуть, хвастаюсь своими поделками.
По любым вопросам: mail@mayorova.net
blast

Уэльбек vs Бегбедер

Вчера на Винзаводе тонкий-звонкий Бегбедер дебатировал с грустным и ушедшим в себя Уэльбеком.
Уже сегодня вышла куча статей с заголовками из серии  "Как упоительны в России вечера", "Дебаты окончились фиаско" и "Уэльбек с Бегбедером выпили, но не подрались".
Вот, честно, люди, писавшие эти статьи - вы идиоты. Полные, круглые и законченные. 
Вам выпал уникальный шанс полтора часа наблюдать за грандиозным спектаклем, который невозможно нарочно ни написать, ни поставить, а вы все о водке, да о водке...
Такое ощущение, что все 200 журналистов шли не на литературные дебаты, а на бокс с армрестлингом - и искренне удивлены, что писатели не поломали друг другу челюстей и не повышибали зубов.

Уэльбек и Бегбедер выглядели роскошно - я не люблю ни того, ни другого писателя, но вынуждена признать, что они были выше всяких похвал и оценок. Даже Кубрик не смог бы придумать таких выпуклых и радужных персонажей (сравнение с мыльными пузырями считать ошибочным). Оба, вне всякого сомнения, где-то глубоко внутри, очень стеснительны. От этого Уэльбек совершенно ушел в себя. Он говорит медленно и немногословно - прежде чем сказать, он, видимо, обдумывает и взвешивает, измеряет и анализирует, просчитывает и проговаривает. На нем простенькая куртичка и шарфик, на лице и в движениях - минимум эмоций. Иногда Мишель Уэльбек и вовсе замирает на долгое время и, кажется, что он заснул.

Бегбедер привык быть в центре внимания, но он тоже стесняется. Кажется, что сквозь его голову каждую секунду проходит миллиард мыслей, сомнений, вопросов, страхов, задумок и прочего и прочего и прочего - от этого Бегбедер все время то краснеет, то бледнеет, то чешется, то пытается лечь на диван, то одергивает пиджак, то вольготно разваливается на кресле, то грызет пальцы. 
Кажется, что присутствиве Уэльбека его сильно смущало. Бегбедер словно понимал, что дебаты - не совсем честные, потому что общий литературный вес его оппонента куда больше. 
Бегбедер все врмя подчеркивал свое уважительное отношение к Уэльбеку - но не словами, а какими-то потрясающими, очень "внутренними" жестами: манерой тут же замолкать, если Уэльбек решил вставить свою пару слов, чуть заметными кивками, улыбками, а также тем, что постоянно подливал Мишелю водки "Журавлик".
Мишель же с водкой "Журавлик" поступал очень странно: вытягивал руку, брал бутылку, ставил ее под стол, там, под столом, наливал порцию, после чего там же, под столом, ее и оставлял - тогда отрезанный от спиртного Бегбедер был вынужден некоторое время растеряно искать бутыль, чтобы тоже выпить.
Пили, кстати, они из винных бокалов. Маленькими глоточками, без закуски, даже не морщась.

Пересказывать разговор нет смысла, как нет смысла пересказывать диалоги в хорошем фильме. Да, грамм через 500 речь писателей приобрела специфческую глубину - вопрос "Видели ли вы море?" Бегбедер с Уэльбеком обсуждали минут 20 - ловко жонглируя обрывочными воспоминаниями, смеясь чему-то своему и не обращая внимание на зрителей.
И - вот странно - в этом не было ничего неприятного или позорного - в том, что 2 потрясающих человека мирно беседуют друг с другом за бутылкой водки и постепенно доходят до определенной кондиции. Они уже все, что хотели, сказали своими книжками, а теперь просто мирно трепятся. Два абсолютно разных человека, эдакая идеальная пара - иногда их даже не нужно было переводить - не потому, что разговор был неинтересным, а потому, что и без перевода все было понятно.

По-настоящему расстроила меня почему-то только Ольга Свиблова. Зачем люди так по-детски самоутверждаются? Ольга пришла в самом конце, торжественно прошла к месту в первом раду и долго задавала свой вопрос на французском - его, кажется, не поняли ни писатели, ни переводчик ни, тем более зал. Странно получилось и скомканно.
Ну и ладно.
Кто захотел - тот просто 1, 5 часа смеялся от души. А кто не захотел - пусть думает, что потерял вечер.